Меню
  
Смотрите также:



 Главная   »  
страница 1

Гао Юнь, г. Минск

ПОЭТИКА РУССКИХ РОМАНСОВ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА

(на примере романсов В.И. Ребикова)

Серебряный век русской поэзии пришелся на конец XIX – начало XX века. Базировался он на результатах развития русской литературы XIX и предыдущих веков. Свою задачу творческие люди этого времени видели в максимальном сближении различных искусств и превращении языка поэзии в музыкальный язык.

Владимир Иванович Ребиков – композитор, пианист, педагог, писатель и общественный деятель, который немало сделал хорошего и полезного в каждой из этих областей [1, с. 3]. Он – автор десяти опер, двух балетов, множества фортепианных пьес и циклов романсов и хоров, музыки для детей. Огромное внимание в своем творчестве В.И. Ребиков уделяет романсам и хорам. Почвой, во многом питавшей искания В.И. Ребикова, был русский литературный символизм, поэзия В.Я. Брюсова и К.Д. Бальмонта. Многообразным оказалось воздействие на В.И. Ребикова различных явлений зарубежной философии, литературы и искусства, с которыми он близко соприкасался в годы своих странствий.

На примере двух романсов В.И. Ребикова на стихи К.Р. (К. Романова) опишем поэтику романсов Серебряного века. Константин Константинович Романов (1858–1915) – поэт, драматург, переводчик [2, с. 28]. Он серьезно занимался литературой и как ученый: «Многие годы великий князь был президентом Императорской академии наук. Благодаря ему в Академии наук открылось новое отделение – литературы и языка. Многие из поэтов стали академиками (сам Константин Романов был только почетным академиком)…» [2, с. 29]. Он дружил со многими поэтами и композиторами.

В романсе «Вернулся Май! – Уж журавли...» речь идет о наступлении весны в природе и в душе творческого человека (поэта): «Вернулся Май! – Уж журавли // Обратно прилетели, // Луга цветами зацвели, // Леса зазеленели. // За богатырским сном зимы // Настало пробужденье, // Как после ночи долгой тьмы // Денницы возрожденье. // Земля как будто лишь ждала // Весеннего лобзанья, – // И в миг природа ожила, // И всюду ликованье. // Весь мир поет, и ширь полей, // И рощи тихий шелест, // И в каждой песне соловей // Весны волшебной прелесть. // Порою вешнею счастлив // Поэт: уж он не дремлет; // Он силы творческой прилив // Душою чуткой внемлет. // Он ударяет по струнам, // И, полно вдохновенья, // Его свободно к небесам // Несется песнопенье» [2, с. 33–34]. Поэт замечает, как вернулись журавли, зацвели луга и зазеленели леса. Природа пробуждается: «…всюду ликованье», «Весь мир поет…», «…в каждой песне соловей // Весны волшебной прелесть» [2, с. 33]. И это не оставляет лирического героя равнодушным. С приходом нового времени года он испытывает творческий подъем и пишет прекрасные песни.

В романсе «Я сначала тебя не любила...» говорится о признании в любви: «Я сначала тебя не любила, // Ты тревожил меня и пугал: // Меня новая участь страшила, // И неведомый жребий смущал. // Твоего я боялась признанья… // Но настал неминуемый час, – // И, не помня себя, без сознанья // Я навеки тебе отдалась. // И рассеялись вдруг опасенья, // Прежней робости нет и следа: // Под лучами зари во мгновенье // Так туманная тает гряда. // Словно солнце, любовь просияла, // И немеркнущий день заблистал: // Жизнью новою сердце взыграло, // И священный огонь запылал» [2, с. 40–41]. Девушку пугала любовь молодого человека, она тревожилась и смущалась. Но в миг признания все переменилось: она выбрала его, и рассеялись опасенья, и просияла любовь.

Для создания ярких образов К.К. Романов пользуется специальными тропами: метафорами, эпитетами, сравнениями, литотами. Употребляет он и стилистическую фигуру – перифраз. Например, в романсе «Вернулся Май! – Уж журавли...» присутствует большое количество метафор, связанных с одушевлением природы. Вот некоторые из них: «…природа ожила…», «Весь мир поет…» [2, с. 33] и т.п. Автор щедр на эпитеты: в указанном произведении сон зимы он называет «богатырским», душу – «чуткой», весну – «волшебной» и др. В романсе «Я сначала тебя не любила...» также много эпитетов: например, час признания здесь «неминуемый», а когда любовь уже просияла (что, к слову, является и метафорой) день становится «немеркнущим» и др. В сочинении «Вернулся Май! – Уж журавли...» пробуждение природы сравнивается с возрождением денницы (зари) «…после ночи долгой тьмы…» [2, с. 33], а в произведении «Я сначала тебя не любила...» сияние любви сопоставляется с солнцем. Еще в этом романсе опасенья, рассеявшиеся вдруг, сравниваются с таянием туманной гряды поутру. Используется рассматриваемым автором и такой троп, как литота. Так, в романсе «Вернулся Май! – Уж журавли...» говорится: «И в миг природа ожила…» [2, с. 33]; а в романсе «Я сначала тебя не любила...» автор употребляет такое предложение: «Под лучами зари во мгновенье // Так туманная тает гряда» [2, с. 41]. В произведениях К.К. Романова можно встретить перифраз. К примеру, в романсе «Вернулся Май! – Уж журавли...» он пишет: «Порою вешнею счастлив // Поэт…» [2, с. 33], где под «порою вешней» понимается просто весна; в романсе «Я сначала тебя не любила...» под «священным огнем» имеется в виду любовь.

В романсах В.И. Ребикова, написанных на стихи К.К. Романова, также присутствуют ассонансы и аллитерации. В стихотворении «Вернулся Май! – Уж журавли...» есть ассонанс на звук «е»: «И в каждой песне соловей // Весны волшебной прелесть. // Порою вешнею счастлив… // ... // Его свободно к небесам // Несется песнопенье»[2, с. 33–34] (здесь и далее: выделение букв наше – Г.Ю.); на звук «о»: «И, полно вдохновенья, // Его свободно к небесам...» [2, с. 34].

Такие же ассонансы встречаются и в романсе «Я сначала тебя не любила...»: «Под лучами зари во мгновенье // Так туманная тает гряда. // Словно солнце, любовь просияла...» [2, с. 41].

Помимо ассонансов, поэт зачастую пользуется аллитерациями. При этом повторяются звуки «р» и «л». В романсе «Вернулся Май! – Уж журавли...» – звук «л»: «Вернулся Май! – Уж журавли // Обратно прилетели, // Луга цветами зацвели, // Леса зазеленели» [2, с. 33]. В романсе «Я сначала тебя не любила...» – «р»: «И рассеялись вдруг опасенья, // Прежней робости нет и следа: // Под лучами зари во мгновенье // Так туманная тает гряда» [2, с. 41].

Следует подчеркнуть, что, поскольку К.К. Романов в своих стихотворениях использовал много художественных средств, которые придают стихам несомненную красоту, эти произведения привлекли внимание композиторов (на стихотворение «Вернулся Май! – Уж журавли...» музыку написали, кроме В.И. Ребикова, Ц.А. Кюи (хор) и Э.Ф. Направник [2, с. 34], а на стихотворение «Я сначала тебя не любила...» – П.И. Чайковский [2, с. 41]). Исследованные поэтические сочинения очень просты по форме, но в них глубоко и утонченно раскрывается сущность каждой строфы, каждого предложения.

Что же касается музыкальной стороны романсов «Вернулся Май! – Уж журавли...» и «Я сначала тебя не любила...», то в них и при помощи аккомпанемента показаны: наступление весны в первом и лирическая исповедь о любви во втором. Мелодия просто ложится на стихи К.К. Романова. В романсах В.И. Ребикова можно увидеть взаимодействие музыки и слова, музыки и живописи, а также в его вокальных произведениях прослеживается оперная традиция русского бытового музицирования XIX века (что показывает аккомпанемент данных сочинений). В романсе «Вернулся Май! – Уж журавли...» звучит призыв к весне, композитор передает радость лирического героя от наступления этого времени года, которая отражается в поэтических произведениях. Музыка романса наполнена мажорным настроением [3]. В романсе «Я сначала тебя не любила...» музыкальное сопровождение передает то состояние души девушки, которое показано в стихах. Можно сказать, что в этом романсе вокальная строчка продемонстрирована как самостоятельный элемент, а аккомпанемент лишь дополняет ее красивыми проигрышами, но все же последнее слово композитор оставляет за фортепиано [4].

Два романса являются очень разными по музыкальному языку. Композитор считал, что главной задачей является «правда выражения», которую понимал лишь как фиксацию музыкой человеческих чувств и переживаний.

Оценивая творчество В.И. Ребикова и задаваясь вопросом о месте, занимаемом им в истории русской музыки, необходимо в первую очередь отметить несомненную оригинальность его творчества. Говоря о ценных сторонах его музыки, надо указать на стремление к синтезу искусств, преобладание лирического начала. «Музыка – язык чувств, средство возбуждать чувства и настроение» [1, с. 51]. Это девиз В.И. Ребикова, который он показал и пронес в своем творчестве через всю жизнь. Композитор сделал многое, способствуя прогрессу русской музыки, и тем заслужил право на память, внимание и живой интерес к своей музыке, страницы которой живут и поныне [1, с. 4].

На основании проанализированного материала можно сделать вывод о том, что особенностями поэтики русских романсов Серебряного века является обилие изобразительных и выразительных средств и акцентирование данных поэтических приемов средствами музыки. В романсах образуется нерасторжимое единство двух прекрасных искусств – музыки и поэзии, которое приносило и будет приносить удовольствие исполнителям и слушателям.



Литература

  1. Ребиков, В.И. Очерк жизни и творчества / В.И. Ребиков. – М.: Музыка, 1989. – 79 с.

  2. Антология русского романса. Серебряный век / сост., авт. предисл., персональных справок-портретов и коммент. В. Калугин. – М.: Эксмо, 2006. – 704 с.

  3. http://www.scorser.com/search.aspx?q= Вернулся Май&l=be&ft=-1&c=0&pn=1 – ноты «Вернулся Май! – Уж журавли...» – Дата доступа: 20.09.2011.

  4. http://www.scorser.com/search.aspx?q=Я сначала тебя не любилаl=be&ft=-1&c=0&pn=1 – ноты «Я сначала тебя не любила...» – Дата доступа: 20.09.2011.




страница 1
скачать файл

Смотрите также: